Статья про отказ от мясной пищи аж 1913 года.

P1130054

Особенности пищи мясной и растительной. Особенность мяса в том, что оно имеет в себе белки и жиры, углеводов же в нем полный ноль. Эта пища не полная. В ней много белков, но для правильного питания белков человеку нужно именно немного.

Особенность растительной пищи в том, что она, напротив, очень богата углеводами, имея в то же время и белки и жиры. Белок и жир растительные дают в организм то же самое, что дается и белком мяса: исключительно растительным белком питаются русские и китайцы и это — исключительно здоровые и сильные расы.

Мясная пища переваривается желудком, растительная пища — кишечником.

Мясная пища лежит в желудке часа 3-З.5 и вся почти тут же и рассасывается. За это время желудок пустеет, и является вновь чувство голода. Мясоеды должны есть что-нибудь каждые 3-З.5 ч.

Растительная пища остается в желудке недолго и через час уже переходит в кишечник, где рассасывается медленно в течение 6-7 и более часов. Питательные соки она начинает давать в полном объеме лишь через час после еды, но дает их затем продолжительное время постепенно, как они для работы обыкновенно и требуются. Вегетарианцы могут, поэтому реже есть и ровнее работать, долго не теряя сил.

Остатков мясо посылает в кишечник очень мало. Они не дают достаточного раздражения кишечнику, остаются в нем подолгу, образуя завалы, запоры и вызывая гнилостное брожение — обычные страдания едящих много мяса.

Растительная пища возбуждает кишечник энергично, и все пищеварение идет при этом вполне нормально. Такой умный врач и знаток детского организма, как покойный доктор А. А. Руссов, постоянно остерегал матерей против чрезмерного кормления детей мясом:

«кишечник прямо отмирает у петербургских детей: работа дается только желудку, да и тому ее стараются всячески облегчить, кишечнику же прямо не на чем работать и к зрелому возрасту он старчески вял и дряхл; безполезныя толстыя кишки заполняют всю брюшную полость, а рабочия тонкия кишки — уж действительно тонки и неразвиты».

Главная выгода мяса в том, что оно усваивается быстро и немедленно дает в организм большую волну возбуждения — «сытости». Оно, однако, более возбуждает, чем питает, и без углеводов — т. е. опять-таки растительной пищи — прочных сил не может дать.

Главный предрассудок о мясе, будто оно дает силы, и белок его, т. е. именно мясной белок, необходим для полноты питания. Вопрос о белке и его значении для питания вообще претерпевает теперь жесточайшую революцию. Вознес белок на вершину славы — знаменитый Либих, изобретатель «Либиховскаго экстракта», объявленного квинтэссенцией питательности. Но тот же Либих явил пример величайшего мужества, какого только можно требовать от ученого, признав торжественно, что он ошибся, и экстракт его не питает, а только возбуждает. Доктор Хейг, о котором я много говорю далее, хотя и отвергает мясной белок, как загрязненный вредными примесями, но дает белку «чистому», т. е. растительному и молочному, все же большую роль в питании: по его мнению присутствие белка в пище необходимо для выработки в организме рабочей энергии, и в количестве притом довольно значительном — 96 грамм в день для человека среднего веса. Но опыты проф. Читтендена недавно в Иэльском университете в С.-А. С. Штатах привели к замечательному выводу: уменьшение количества белка в пище не только не ослабляет жизнедеятельности в человеке, а напротив даже усиливает ее.

Были образованы три совершенно различных по составу группы: из 5 профессоров, 13 солдат и 8 атлетов-студентов в возрасте 24-27 лет. В пище их белок уменьшался до возможного минимума. Опыт продолжался около 6 месяцев. Потребление белков организмом спустилось до 50 и даже 34 гр. в день, и при этом все участники чувствовали себя необычно хорошо и у всех без исключения значительно прибыли силы. Это измерялось динамометром, который показал в группе солдат прибыль силы 50-121%, и в группе студентов-атлетов – 16-89%. Число калорий в ежедневной пище было менее 2500.

Опыты эти подтвердили «подозрения» многих гигиенистов, что для нормального питания человека требуется белка гораздо меньше признаваемой теперь обычно нормы, — на уменьшение белка в пище на целую половину организм отвечает «увеличением силы и выносливости в поразительной степени».

Вывод приходится сделать, по-видимому, такой: — белок необходим для питания человека, но количество его не должно быть велико, иначе он отвлекает на себя живую энергию организма, утомляя и ослабляя его. Как бы ни был важен белок сам по себе для питания человека, по количеству в пище он должен быть лишь «приправой» ее, а никак не главной ее частью. Его можно сравнить с сахаром — сахар тоже отличный пищевой продукт, очень питательный в умеренном количестве — в Англии рабочие, идя утром на работу, съедают 3-4 ложки сахарного песку для подкрепления. Но попробуйте, есть его много — вы погубите свое здоровье.

Это надо запомнить особенно тем матерям, которые усиленно набивают своих детей белком-мясом, простодушно думая, что в желудке мясо, раз оно проглочено, не может не перейти — в мясо же! На деле же они просто отравляют своих детей. Белка, в котором — все значение мяса, требуется для питания гораздо меньше, чем они, как и многие, полагают до сих пор. При этом излишний белок вовсе не переходит в организме легко и просто в белок запасный, подобно тому, как жир и углеводы переходят в отложения запасного жира. Нет! Где вы видите у себя особые запасы мяса? Запасы жира — вы найдете, а мяса?! Их мало. Из пищи организм заимствует белка лишь столько, сколько ему нужно, все же остальное его количество или идет прямо в отбросы, лишь способствуя гнилостному брожжению в кишечнике, или же, попав в кровь, проходит сквозь нее в роли «странствующего белка», «каменной жидкости», которая едко действует на нервные волокна, вызывая в детях «нервность», и бесполезно выделяется мочою, раздражая почки и подготовляя малокровие (вернее — слабокровие, т. е. переполнение крови примесями).

Главный недостаток мяса в том, что белок в нем не чист, но всегда тесно соединен с ядовитыми для крови и здоровья человека примесями. Вот это — главный и основной пункт, решающий весь спор.

отказ от мясной пищи

Главный и основной пункт в том,чтобы совершить отказ от мясной пищи.

В теле даже живого животного рядом с живыми клетками всегда есть клетки распавшиеся, трупы их; после же убоя тление в мясе ускоряется и просасывает сукровицей всю мясную толщу. Эта-то сукровица, состоящая из веществ, вредных для человека и главным образом из мочевой кислоты, и идет вместе с мясом в желудок человека и далее в его кровь, отравляя ее и вызывая расстройство кровообращения, целый ряд болезней и преждевременную больную старость.

Белок растительный, за исключением некоторых немногих растений, совершенно чист от вредных примесей, и при пищеварении в кровь от него поступают лишь полезные и нужные для питания части.

Мясо и мочевая кислота. Переселяясь в город, человек скоро замечает обыкновенно, что он становится вялым, скорее устает, утром ему тяжелее вставать, вечером труднее вовремя лечь спать, начинает побаливать голова, является зябкость, руки и ноги часто холодны, кожа бледная и нездоровая.

Во всем виноват город!

Нет, не город виноват, а то, что человек не оставил в деревне привычку к мясной пище  и не совершил отказ от мясной пищи.

Чрезвычайное влияние мясной пищи на кровь и заболевания человека доказательно выяснены в превосходном труде лондонского врача-практика, и талантливого ученого доктора Хейга о мочевой кислоте. Его замечательные наблюдения и выводы о ней вошли теперь в основу современного практического учения о питании человека.

Собственные страдания заставили Хейга заняться изучением этого вопроса

«Я в течение всей своей жизни страдал мигренью и, отчаявшись получить сколько-нибудь значительное облегчение от лекарств и уже заподозрив было в себе органический недуг, я с осени 1882 года отказался от употребления убоины и взамен ее начал питаться молоком и рыбой, причем порции последней постепенно уменьшал, пока молоко и сыр не сделались моей единственной животной пищей, остающейся для меня единственной и по сие время.

«Перед этим я перепробовал всевозможные способы питания, именно — увеличивал порцию мяса, изменял количество и качество приемов менее важных пищевых продуктов, к которым относятся сахар, чай, кофе и табак, но — без ощутительных результатов. Напротив, лишь только я совершил отказ от мясной пищи, как тотчас же произошли заметные перемены: припадки головной боли сделались у меня реже и слабее; в среднем они стали появляться сначала раз в неделю, потом раз в 1, 2, 3, 6, 8 и, наконец, 12 месяцев; впоследствии же даже прошло 18 месяцев и со мною не случилось ни одного более или менее серьезного припадка.

«С тех пор к убойному питанию я уже никогда более не возвращался и никогда не возвращусь, так как только таким способом я обеспечиваю себе жизнь, свободную от тех страданий, которые меня перед этим временем прямо парализовали, делая неспособным ни к какой умственной и усидчивой работе. И нельзя сказать, чтобы головная боль проявлялась у меня при сидячем образе жизни. Из-за нее мне приходилось временами прекращать даже охоту: она не позволяла мне выносить звуки выстрелов. И это — при жизни в открытом поле, когда в течение недели я в руки не брал книги, и, следовательно, при условиях, которые были для здоровья гораздо благоприятнее, чем нынешние, когда я, тем не менее, пользуюсь здоровьем.

«Но стоит только мне, позабыв полученные уроки и считая себя застрахованным от припадка болезни, пообедать на одной неделе два или три раза у знакомых и особенно если я разрешу себе при этом мясо и вино — как уж могу быть уверенным, что через 2-3 дня захвораю более или менее сильной головной болью».

Эти опыты над самим собой привели доктора Хейга к выводу — что головные боли его происходят прямо и непосредственно от отравления неправильной и вредно действующей на организм пищей. Клиническое сходство симптомов мигрени и подагры, происходящей, как уже точно установлено, именно от избытка мочевой кислоты в крови, — обратило внимание доктора Хейга на эту последнюю, и ею он занялся тщательно и с редким талантом экспериментатора. Он проделал ряды опытов, измерял мочу у своих больных и у себя, не только ежедневно, но даже ежечасно, анализировал ее, анализировал пищевые вещества и выделения после их приема, самым разнообразным образом менял условия питания и работы своего организма, принижая всевозможные лекарства, и итог был для него таков: «мочевая кислота, поглощаемая нами с пищей, главным образом с мясом, — отравляет нашу кровь, создавая длинный ряд разнообразнейших болезней и недугов: подагру и ревматизмы, мигрени и психозы, истерию и мозговую и половую неврастению, сахарную и базедову болезни, воспаления почек и печени, кожные сыпи и экземы, неудержимые кровотечения женщин, преждевременную половую зрелость молодежи, преждевременное выпадение зубов и волос и пр.

Доктор Хейг нарисовал истинно мастерские картины воздействия на нашу кровь мочевой кислоты, доказывающие наглядно прямую связь с нею всех этих болезней, и прав он или нет в своей ученой угадке — важно то, что его система лечения их с поразительным постоянством сопровождалась и сопровождается одним и тем же окончанием — исцелением даже в случаях, казалось бы, безнадежных.

Значит?!…

До Хейга знали, что избыток мочевой кислоты в крови человека пагубен для его здоровья, но объясняли происхождение его тем, что кислота де эта почему-то недостаточно окисляется кровью, вследствие чего и не превращается в безвредную мочевину. Это явление назвали «мочекислым диатезом» и причину его видели в упадки обмена вещества в крови!

А чем лечить упадок этот?

Конечно укрепляющей пищей, т.е. мясом, и на избыток мочевой кислоты вгоняли в кровь еще новые и новые ее порции!

Доктор Хейг доказал, что распад всякого белка, в том числе и растительного, всегда вызывает в крови образование мочевой кислоты, но в незначительном количестве белок неспособен затруднить организм — растительный белок дает мочевой кислоты всего 1/35 мочевины. Главная же часть мочевой кислоты является в организм вместе с мясом, бульонами и яйцами, с белком и жиром которых вносятся кроме мочевой кислоты и так называемые пурины, химические соединения, близкие к ней и действующие на организм с нею одинаково.

Действие мочевой кислоты. На организм человека мочевая кислота действует двумя способами. Во-первых, она нарушает и стесняет кровообращение закупоркой волосных сосудов, повышает давление крови, раздражая нервную систему, и задерживает общий обмен веществ. Во-вторых, она отлагается в разных местах организма, разъедая ткани и вызывая разные местные заболевания.

Мочевая кислота постоянно кочует между кровью и плотными тканями тела, то, осаждаясь из крови на ткани, то опять в ней растворяясь. При понижении давления в крови и усилении ее кислотности мочевая кислота выталкивается из крови в ткани, а с повышением давления и увеличением щелочности крови она опять переходит с тканей в кровь.

И это кочевание идет весь день, ибо давление и кислотность крови в человеке меняется постоянно в зависимости от его работы, усталости, случайной простуды, пищи и пр. И сообразно с этим постоянно меняется и самочувствие и настроение человека, в крови которого мочевая кислота находится в избытке.

Мочевая кислота распространяется в крови неровно, скопляясь, особенно в сочленениях. Растворяясь в крови, она образует слизоподобные, густые соединения, состоящие из множества мелких шариков, которые иногда превосходят величиной белые шарики крови. Эти густые массы с трудом передвигаются в волосных кровяных каналах, закупоривая их собою и прекращая таким образом в них кровообращение. Оно с полной силой продолжает совершаться уже только с более крупных артериях и венах. Легко представить ceбе то мучение, которое из этого следует для организма. Конечности, руки, ноги, вся кожа — холодеют. Сеть нервов, омываемая разъедающей ее смесью крови и мочевой кислоты, страдает. Кровь, уже не проникая в дальнюю периферию кровообращения, перестает уносить из нее остатки перегара веществ, и они скопляются в подкожных слоях, раздражая нервы и кожу уже чисто механически.

Эту закупорку волосных сосудов доктор Хейг назвал «коллемией», от латинского слова «colla», означающего — клей, клейкая масса.

Приливы и отливы бодрости, смены энергии, вялости и раздражительности, из которых состоит обычный день нервного и малокровного горожанина, доктор Хейг наглядно объясняет кочеванием в нем мочевой кислоты из крови в ткани и из тканей обратно в кровь.

Утром горожанину всегда кажется особенно холодно. «Это потому, что сейчас из постели!» Однако не по этому одному! Ночью кислотность крови повышена, мочевая кислота оседает из нее в ткани и кровообращение свободно — тело тепло. Но утром кислотность крови ослабевает, мочевая кислота переходит в кровь, вызывая коллемии и сопровождающую ее всегда «зябкость». Настроение вялое, раздражительное, не хочется ни заниматься, ни двигаться. Это все прямые спутники «коллемии». И действительно анализы показывают, что именно в это время дня количество мочевой кислоты в моче увеличивается. Горячим кофе человек усиливает кислотность крови новой порцией кислоты, и мочевая кислота выталкивается из крови в ткани. Временно кровообращение освобождается и в организме восстановляется тепло. Но на улице холодный ветер охватывает человека, возобновляется в крови коллемия и человек опять чувствует, что нервы его чем-то схвачены и страдают. При более значительной простуде мочевая кислота собирается в охлажденных местах организма, осаждаясь в ткани, и вызывает ознобления, прострелы, мышечный ревматизм, катарр бронхов и пр.

Отказ от мясной пищи напрямую воздействует на человеческую кровь, делая её более свободной от мочевой кислоты. По наблюдениям доктора Хейга люди, совершившие отказ от мясной пищи лучше переносят холод и реже простужаются.

«Я сам прежде постоянно страдал в холодное время года от простуды, насморка и катарра бронхов, которые большею частью держались неделями. Теперь же я простужаюсь очень редко, и если это когда и случается, то для выздоровления требуется всего несколько дней, иногда же достаточно бывает и одних суток».

То чувство благосостояния, которое вы чувствуете после обеда, обильного мясом, вызывается усилением кислотности крови, при чем мочевая кислота выталкивается в ткани, освобождая кровообращение от себя, а мозг и все настроение — от угнетения. «Человек очистил свою кровь от мочевой кислоты, но не освободился от нее, и как только прекратится подъем кислотности и упадет возбуждение, — мочевая кислота из тканей опять возвратится в кровь в увеличенном количестве». После короткого возбуждения наступает реакция и сонливость и человек борется с ними новым возбуждением — чашкой кофе и ликерами. В этом — действительное объяснение этих двух непременных завершений званого и потому долгого мясного обеда.

«Питающийся мясом», говорит доктор Хейг, «в сущности никогда не испытывает светлого настроения духа в течение дня и только вечером, когда подъем кислотности временно освобождает кровь от избытка мочевой кислоты, наступает наилучшее самочувствие! Это-то, я полагаю, и составляет одну из главных причин того, что, переселяясь в город и переходя на исключительно мясное питание, мы начинаем ложиться и вставать все позже и позже.

«Тягостно и неприятно подниматься утром, когда сон так и не дал освежения, и чувствуешь себя угнетенным и тупым, и наоборот — приятно подольше оставаться в обществе вечером, когда настроение, наконец, становится бодрым и даже веселым».

Это все меткие фотографии ощущений современного типического горожанина — и никто из этих злополучных и не предполагает, что все это связано так непосредственно — с бифштексами, дичью и горячим бульоном!

Возбуждение, производимое мясом, ошибочно принимается за силу. Угнетение, идущее вслед, не замечается, ибо оно маскируется вином, табаком, кофе и пр. Но тот, которого пища чиста от мочевой кислоты, не испытывая большого возбуждения при еде, не испытает и угнетения после нее, не чувствуя и потребности в возбудителях.

«Вследствие этого часто бывает, что те, кто прежде при мясной пище употреблял алкоголь, очень скоро бросают его, когда перестают есть мясо; они же обыкновенно и курят очень мало, не имея влечения ни к какому возбуждающему.

«Если бы мясная пища давала больше силы, чем хлеб, сыр, плоды, овощи, то было бы как раз наоборот — вегетарианцы нуждались бы в возбуждении и алкоголе, а видим мы обратное».

Возбуждение это тем опасно, что им расходуются резервные запасы белка, в организме человека вообще очень ограниченные — не то, что запасы жира. Чтобы превратить белок пищи в белок запасный, нужна известная энергия организма, но организм ослаблен, белок пищи не усваивается им, но отталкивается в отбросы. Чтобы подавить слабость, человек прибегает к возбудителям — т.е. новым количествам мяса, вину и пр., — выжимающим силу прямо из запасного белка и — резервы этого белка в организме расходуются, не возобновляясь, и малокровие все обостряется.

Горожанка, работающая в канцелярии, мало двигающаяся, болезненная, говорит: «мне нужно много мяса, без него я не могу работать» — и все бледнеет и бледнеет в городе. Светская дама в утомительной жизни тревог и развлечений поддерживает себя «укрепляющей пищей» с добавкой кофе и всяких лекарств. Спросите ее, — она сама скажет вам: «я чувствую, как расходуется мое здоровье, — но что я могу сделать — я ем мясо, стараюсь питать себя!..» Она не знает того, что ее обычная пища менее дает сил, чем уносит их, истощая в ней то, что она называет «здоровьем», т.е. запасы резервного белка, и не восстановляя их.

Особенно влияет мочевая кислота на мозг, вызывая в нем повышение давления и служа причиной мигреней и психических расстройств, меланхолии, припадков эпилепсии и пр.

Кстати сказать, у многих мигрени ослабевают к старости — как раз с того времени, когда они по какому-то внутреннему позыву совершают отказ от мясной пищи и переходят на почти исключительно растительную пищу. Это бывает со многими, но обыкновенно объясняется всеми, однако, только не причиной действительной — отказ от мясной пищи в питании и, как следствие, очищением крови от излишка мочевой кислоты.

Головные боли, являющиеся периодически в одной половине мозга, доктор Хейг назвал прямо «мочекислыми головными болями» — во время их неизменно количество мочевой кислоты в моче увеличивается, свидетельствуя о своем увеличении и в крови. Доктор Хейг объясняет эти боли тем, что перед ними мочевая кислота по какой-нибудь причине в больших количествах переходит в кровь, вызывает закупорку и сужение сосудов, которое распространяется и на сосуды мозга и мозговой оболочки. Давление в крови чрезмерно повышается, и начинается головная боль, сопровождаемая головокружениями, забывчивостью, тошнотою и пр.

«Состояние, сопровождающее мочекислую головную боль, — говорит доктор Хейг, — состоит из чувства тупости или неспособности к усилию, все равно умственному или телесному, а равно из запамятования имен и вещей. С одной стороны это состояние сопровождается сонливостью, а с другой — склонностью видеть самого себя и все окружающее в самом дурном свете, и самая большая радость не может поднять настроение человека».

Но стоит очистить кровь от мочевой кислоты лекарствами, отгоняющими ее внутрь тела — именно так действуют антипирины, мигренины и т. п. — «как кровяное давление уменьшается, пульс ускоряется, настроение меняется как по мановению волшебного жезла, усилия тела и ума доставляют одно только удовольствие,.. борьба за существование кипит… До такой степени мы являемся рабами мозгового кровообращения!»

Угнетение, происходящее от мозговой коллемии, бывает столь велико, что иногда и самая жизнь кажется немилой…

«Из своего собственного опыта», говорит Хейг, «я знаю, насколько коварна умственная депрессия, — хотя мне уже известно действие коллемии, но я часто лишь с трудом могу воздержаться от ложной и преувеличенной оценки, — тем труднее это для тех, кто не может судить о своем состоянии.

«И хроники самоубийств часто показывают нам, как ничтожны бывают те причины, которые сокрушают несчастных, одержимых коллемией»…

Не причины моральные, а чисто органические, ломают волю, дух, веру в свои силы и… самую жизнь человека.

картинка вегетарианство4Замечательно, что большинство самоубийств падает на первую половину дня, когда выделение мочевой кислоты всего больше, и коллемия всего сильнее. Вместе с этим всего больше самоубийств в Англии, где всего больше едят мясо. Доктор Хейг подчеркивает и то, что самоубийства постепенно возрастают с ноября по май-июнь и убывают далее до ноября. Это точно совпадает с движением мочевой кислоты в организме человека, — в холодные месяца года большая кислотность крови выжимает ее в ткани, — в это время люди всего более страдают подагрой и ревматизмом, весной же, с усилением щелочности крови, мочевая кислота в больших количествах растворяется в ней, вызывая сильную коллемию и нервную впечатлительность в людях, имеющих ее избыток в крови. Этим объясняется и общая легкая заболеваемость в марте-апреле.

Чтобы определить, есть ли избыток мочевой кислоты в крови, Хейг дает очень простой способ: прижмите сильно и быстро палец к тыльной части руки и тотчас отнимите его. Появится белое пятно, которое сейчас же станет краснеть от нового притока крови, и если оно сравняется цветом с остальной поверхностью кожи в 11/2-2 секунды, то кровь от мочевой кислоты свободна, при избытке же мочевой кислоты на это надо 3, 4, 5 и даже более секунд. Руку при этом надо держать на высоте сердца и не следует перед этим подвергаться слишком сильному холоду, иначе показание не будет точно.

Как возрастают силы и улучшается все самочувствие человека при освобождении его крови от мочевой кислоты, показывают слова доктора Хейга о самом себе.

«Я должен сказать, что диета, свободная от мочевой кислоты, оказала на мои силы и мою выносливость очень сильное действие. У меня недостает слов, чтобы дать читателю должное об этом представление, и лишь те, кто испытал на себе действие этой диеты, могут вполне понять меня. Едва ли я преувеличу, сказав, что освобождение от мочевой кислоты настолько подняло мои силы, что я чувствую себя так, как чувствовал 15 лет назад, и даже сомневаюсь, был ли я в состоянии 15 лет назад проявить такую работоспособность и выносливость, которыми обладаю в настоящее время. В последние годы после усиленных сидячих занятий я часто делал на велосипеде 80—130 километров, не чувствуя утомления; остальную часть дня я оставался способным к обычной повседневной pa6oе и на другой день мог, если бы было нужно, повторить ту же поездку».

Я так много цитирую самого доктора Хейга о влиянии нового питания только потому, что по яркости его описаний это дает возможность сжато изобразить суть дела читателям. Сама же по себе теория Хейга, создавшая уже целую литературу, теперь не нуждается в подтверждениях, но, к сожалению, доселе нуждается в ознакомлении с собою людей, которым всего более нужно было бы быть с нею знакомыми.

Сами отступления от системы Хейга немедленно приносили лишь новые доказательства в ее пользу. Несмотря на отказ от мясной пищи, Хейг сам заболел ревматизмом. Оказалось, что стручковые плоды, чечевица, горох, бобы, которые входили в пищу доктора Хейга, содержат в себе даже вдвое более ксантиновых оснований (превращающихся в крови в мочевую кислоту), чем мясо. Моча показала очень много мочевой кислоты. Стручковые плоды в пище были уменьшены на половину, и количество мочевой кислоты уменьшилось на столько же. Ее прибавилось, когда стручковые плоды были прибавлены в пище. Но стоило совсем исключить из пищи стручковые плоды, и мочевая кислота из мочи исчезла совершенно.

Интересен случай с сыном доктора Хейга. Он с 15 лет страдал мигренью, как и отец, выделениями с мочою белка, быстрой утомляемостью и склонностью к обморочным состояниям. Отец предписал ему диету, лишенную мочевой кислоты.

«Наряду с полным исчезновением головной боли, обморочных состояний и выделением белка — обнаружилось в качестве резкого улучшения увеличение выносливости, и в два года из мальчика, падавшего в школе в обмороки, выработался молодой человек, который на тяжелом велосипеде при большом весе мог проезжать 297 километров в 18 часов, а часто еще и большие расстояния, например, в 30 час. 423 кил. и притом половину этого пути при противном ветре. В Оксфордском университете и потом в военной службе своей силой и выносливостью он приводил в изумление окружающих».

Как видите, отказ от мясной пищи не является невосполнимой потерей и растущий организм с пользою для себя может найти все необходимое в растительной пище, и мясо для подростков не менее вредно, чем для взрослых.

Один швейцарский врач пишет доктору Меллеру о результатах уменьшения мясной пищи в питании его и его семьи — у них лишь два раза в неделю ели немного мяса.

«У моей жены почти совсем прекратились мигрени, и вернулась способность кормить грудью. Мои дети — в числе 6 человек — хворают крайне редко, имеют цветущий вид и обладают большою физическою работоспособностью. Так, напр., мой третий сын, которому нет еще 6 лет, уже два года как делает со мною горные прогулки. Он ходил пешком не достигши еще 4-х лет на гору С.-Готард кругом Мюрценштока, при чем у него была заметна лишь совсем незначительная усталость. Питание его заключалось в хлебе, фруктах и небольших количествах молока.

Влияние слишком обильной мясной и белковой пищи на преждевременную половую зрелость юношества в школах указывается многими гигиенистами докторами Кейтом, Майльсом и др. очень настоятельно:

«Раз мы знаем, что возбуждающие вещества находятся в выдаваемой пище, что они, например, в качестве продуктов распада содержатся в говядине и баранине, то чего же еще нужно? Если в колодезь бросают яд, то как можно ожидать, чтобы вода в нем оставалась безвредною? Можно ли, спрашиваю я, дважды в день давать возмужавшим юношам возбуждающую пищу и ожидать, что это останется без своего воздействия и последствий?»

Сила и выносливость.

Но быть может мясо, разрушая здоровье, дает энергию и силу? Все так привыкли думать, что для того, чтобы стать атлетом, надо есть кровавые бифштексы!

Совершенно напротив.

Атлеты-вегетарианцы везде берут верх над поклонниками бифштексов.

Известный английский спортсмен Майльс, живущий согласно диете Хейга, говорит:

«Я положительно утверждаю, что мое здоровье ухудшается, если я почему-либо бываю вынужден употреблять возбуждающую пищу. По мере того как я продолжаю жить согласно предписаниям Хейга, я все меньше чувствую потребность в возбуждающих средствах — особенно в кофе, которое я прежде любил, и мои силы, которые раньше упали было почти до нуля, теперь непрерывно увеличиваются без помощи каких либо возбуждающих средств».

Между Берлином и Дрезденом в 1902 г. происходило состязание в ходьбе и беге на расстояние 206 кил. В нем приняло участие 15 вегетарианцев и 14 питавшихся смешанной пищей. Из них прошли все расстояние в положенный минимум времени — 10 вегетарианцев и лишь 2 питавшихся мясом. Первым пришелъ К. Манн, сделав все 206 килом, в 26 час. 52 мин. Из питавшихся мясом первым пришел чемпион Берлинского спортивнаго клуба лишь через 7.5 часов после Манна и совершенно измученный. Этот Манн был строгим последователем системы доктора Хейга.

«В 17 лет, рассказывает он о себе, — я был слабым, бледным, сгорбленным человеком, но с тех пор настойчиво стал заниматься своим физическим развитием и из этических побуждений сделал отказ от мясной пищи, отказавшись даже от молока, животного масла и яиц. Моя пища состоит из чисто растительных продуктов (с исключением стручковых плодов, а также яиц, молока, масла, сыра, алкоголя, табака, чая, кофе, какао). Главная часть ее — свежие и сушеные фрукты (перед едой они размачиваются в воде), фруктовые соки, хлеб из цельной муки, овсянка и т. п. Я постоянно употреблял ореховое масло, как пищу черезвычайно богатую белком и жиром, которой достаточно 1/4 ф. в день для покрытия максимального расхода энергии. Салаты и свежая зелень могут приниматься в расчет только летом. Эту диету, совершенно свободную от мочевой кислоты, я считаю за наилучшую. Ее можно видоизменять смотря по организму каждого, но она отличается тем, что при небольшом объеме этой пищи и двукратном приеме ее в день можно развить наибольшую энергию и в физической и умственной работе».

Мясная пища не избавила Манна от слабосилия и бледности, а «нормальная» помогла ему сделаться выдающимся атлетом!??????????

При состязании 1906 года 3 декабря на расстоянии 50 километров, в полном походном снаряжении весом в 62 фунта, победа досталась Эмериху Рату, который 6 лет перед тем вел вегетарианский образ жизни.

«Его время было всего 6 час. 31 мин. Вторым был питавшийся смешанной пищей и пришедший на 22 минуты позднее. Третьим опять был вегетарианец, сердце его было спокойнее, чем у других, он за это состязание потерял только 2,8 килограмма в своем весе, тогда как средняя потеря других составляла 4 килограмма. Его пищей в день состязания были только бананы, фисташки и фрукты. «В 1907 году на международном состязании в беге на расстоянии 216 километров кругом Берлина участники разделились поровну на вегетарианцев и питающихся мясом. Первых было 15, вторых 14. Из вегетарианцев пришли к цели пять, т.е. одна треть, а из питавшихся мясом только один и то совершенно изнуренным».

Привожу из интересной книги доктора Мёллера «Как возвратить и восстановить здоровье» любопытные опыты американского проф. Фишера, имевшие целью выяснить пределы не столько силы, сколько выносливости.

«Первый опыт должен был выяснить, сколько времени может человек держать обе руки, горизонтально вытянув их, до появления в них чувства изнеможения. Участвовало 15 евших мясо и 32 вегетарианца. Для первых время колебалось между 6 и 22 минутами, в среднем 10 минут, для вторых от 6 до 220 минут, в среднем 49 минут. Свыше 15 минут могли продержать руки горизонтально из первых только двое, т.е. 1/7, а из вегетарианцев 21, т. е. 2/з. Почти половина вегетарианцев продержали руки свыше получаса, 9 из них 1 час, 4-2 час. и один даже больше 3 часов. Второй опыт — сильные сгибания колен, следующие одно за другим. Для мясоедов число сгибаний было от 102 до 1229, а для вегетарианцев от 151 до 2400, в среднем же, для питающихся мясной пищей 383, а для вегетарианцев 833 сгибания. Особенно интересными были опыты с двумя группами, из которых одна состояла из людей, специально занимавшихся спортом и даже атлетов, а другая из вегетарианцев, выбранных из людей, которые не имели особого опыта в физических упражнениях и вели сидячий образ жизни. Поразительно было то, что группа вегетарианцев превзошла группу питавшихся мясом. Сравнительные цифры при горизонтальном держании рук для атлетов были 10 минут, а для вегетарианцев — 64 минуты. Для сгибания колен — для вегетарианцев 535, а для атлетов 383. При этом вегетарианцы вообще легче и без болезненных последствий перенесли это напряжете, чем группа атлетов».

Профессор Бельц в Токио сообщает, что когда он предложил своим двум возчикам, питавшимся растительной пищей, прибавить к ней мясо, они были, ему очень благодарны, так как считали мясо за большое лакомство. Прибавка мяса была все-таки не особенно велика, ниже нормы Фойгта (120 гр.). Возчики ели мясо с удовольствием, но через 3 дня пришли к Бельцу и просили восстановить отказ от мясной пищи, так как они чувствовали себя слишком усталыми и уже не могли бегать так легко, как бегали раньше.

До чего выносливы эти возчики, питающиеся исключительно вегетарианской пищей, можно видеть из следующего. Однажды в жаркое время Бельц выехал ночью из Токио в Никко, которое лежит в горах, и доехал туда через 14 часов, шесть раз по дороге сменив лошадей. В ту минуту, когда он выезжал из Токио, он увидел в дженерикше (ручная двухколеска) японца, и спросил его, куда он направляется. Оказалось, что он едет тоже в Никко. Его вез один человек, и он приехал спустя лишь один час после Бельца. Таким образом Вельц за эту дорогу 6 раз сменил лошадей, а японец на одном возчике сделал 110 километров в 14.5 часов. Возчик этот был вегетарианец. «Militar Wochenblatt» указывает на «достойное внимания путешествие верхом обер-лейтенанта Асториа». Этот человек вегетарианец и питается исключительно апельсинами и небольшим количеством хлеба. На пари он должен был проехать 350 километров в 14 часов, а проехал это расстояние всего в 13 ч. 24 мин.

Питание пищей растительной замечательно увеличивает выносливость к холоду и предохраняет от простуды. Мне рассказал один вегетарианец, человек уже в почтенных летах, любопытный факт:

«Я уже несколько лет был вегетарианцем, когда получил по службе командировку в Иркутск. Был декабрь, морозы стояли жестокие, и я удивил весь город, выйдя на улицу в легком летнем пальто, как всегда ходил зимой в России. Я вовсе не ощущал холода. Но в гостинице, где я остановился, мне прямо отказались найти в городе какие либо овощи. Пришлось остановиться на молоке и яйцах. И — представьте себе — двух недель не прошло, как я стал зябнуть и в конце концов должен был одеться в шубу. Вернувшись в Россию на свое обычное питание, я опять стал легко выносить самые сильные морозы.»

Молоко и яйца, хотя не мясо, а все-таки, оказывается, иначе влияют на кровь и зябкость, чем чисто растительная пища. По исследованию доктора Хейга, в желтки яиц есть примись мочевой кислоты. Интересны его слова, — как повлияло новое питание на его зябкость:

«Я сам всю жизнь страдал, пока следовал обычному питанию, от чрезвычайного холода в руках и ногах, и был, вынужден даже в теплой комнате, особенно же в утренние часы, закутываться в шерстяные одеяла, чтобы согреться и по вечерам при отходе ко сну часто проходило 1—1.25 часа прежде чем согреются ноги. Но с тех пор, как я все более и более освобождал свою кровь от примесей, а также благодаря другим целесообразным мерам. — этого уже никогда более не бывает. Лишь изредка по утрам у меня еще бывают холодные руки, но никогда этого не случается теперь в столь сильной степени, как раньше, по вечерам же и руки и ноги у меня всегда согреты теплой кровью,

«Среди англичан, которые едят мясо, как никакая другая нация в Mиpе, и особенно среди англичанок, постоянно слышишь жалобы на холодные ноги, и они, ложась спать, бывают вынуждены прибегать к бутылкам с горячей водой, чтобы согреть ноги и получить возможность скорее заснуть»

А.А. Суворин — Алексей Порошин

Новый человек. Спб 1913 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники